Забронировать

Возвращение к Cento

Слава Гверчино достигла Великобритании, где его готовы были принять, «ежегодно выплачивать высокую по размеру пенсию и покупать его творения по назначенной им цене», однако Гверчино не был человеком, «способным оставить родину и семью, и самым деликатным образом отклонил предложение»: в Лондон отправилась его картина «Семирамида, получающая весть о вавилонском восстании» (сейчас находится в Бостоне), типичный пример «светской» живописи, которая чрезвычайно понравилась заказчикам.

К первым рисункам Гверчино этого нового периода относятся полотно «Вознесение Девы Марии», выполленное для графа Алессандро Танари из Болоньи (сейчас в музее Эрмитаж г. Санкт-Петербург), «Вхождение Христа в Храм» (сейчас в Лондоне), где сильные цветовые контрасты «первой манеры» заменены на равномерное освещение и строгую композицию, как на полотнах рафаэлита Доменикино или на полотне «Распятие Мадонны Гьяры». В этой эволюции художника можно проследить приближение к сдержанному классическому стилю Гвидо Рени.

Приглашенный 12 мая 1626 г. епископом Пьяченцы для продолжения работы над куполом собора, которая была прервана в связи со смертью художника Мораццоне, Гверчино закончил композицию в 1627 г.: к двум апостолам, нарисованным Мораццоне в круглой нише купола, он добавил еще шесть, украсив нижние своды сценами из Нового Завета, а под ними изобразив череду амуров. Трудность, заключавшаяся в необходимости рисовать чрезвычайно быстро и под большим наклоном, был преодолена мастером с помощью предварительной заготовки многочисленных и тщательнейших рисунков, что было отмечено искусствоведом Ланци: «он превзошел самого себя и всех остальных», в то время, как Марангони, отмечает, что «несмотря на то, что в мыслях Гверчино был только Рим, он весьма хорошо справился с данным заказом, однако эти работы представляют собой искры догорающей свечи».

Вернувшись в Ченто, Гверчино создал в 1628 г. для местного Оратория картину «Христос, предстающий перед Мадонной» (сейчас в городкой художественной галерее), которая вызвала большое одобрение искусствоведов того времени: по словам Алгаротти, он никогда до того не видел двух фигур, которые лучше бы сочетались в одном рисунке, ни «лучшего распределения света». Искусствовед Кальви находит рисунок «необыкновенно аккуратным, одеяния – прекрасно изображенными, лица персонажей – выразительными и чрезвычайно красивыми. Каждая деталь здесь выполнена с огромной любовью, не считая обычную нежность и виртузность в выборе красок и прорисовке фигур».

Однако согласно другим критикам, именно эта четкость изображения, рельефность одеяний и фигур придает тяжесть и неподвижность изображаемым персонажам, изначальная пирамидальная задумка которых была отнюдь не бесталанна». Кроме того, в картине прослеживается влияние на Гверчино классического стиля и цветовой гаммы Гвидо Рени: «фигуры на полотне изображены словно в танце, как на картинах Гвидо Рени [ ... ]. Абстрактные мотивы одеяний и строгая геометричность композицци [ ... ] указывают на окончание переходного периода в творчестве Гверчино и его приверженность канонам барочного классицизма.»
Вхождение Христа в Храм, 1625 г.
Христос, предстающий перед Девой Марией, Художественная галерея г. Ченто, 1629 г.