Забронировать

Третий путь

«4 января 1629 г., город Ченто. Эта книга будет служить для учета всех средств, заработанных нами, художниками г. Ченто братьями Джо. Франческо и Паоло Антонио Барбьери. Учет этих средств будет проводиться в порядке их поступления, и в конце каждого года эти средства будут складываться. Здесь будут также приводиться сведения о семейных расходах, собранных в домашних тетрадях.» Так Гверчино вместе со своим братом Паоло Антонио, с которым он жил и который, будучи неплохим художником натюрмортов, помогал ему в некоторых работах, завел Книгу расчетов, с тем, чтобы записывать туда суммы, полученные за полотна. Данная книга представляет собой огромный интерес, т.к. позволяет получить достоверные сведения о работах Гверчино и о датах их создания./p>

После того, как художник расписал потолок зала дворца Сампьери-Талон в Болонье изображениями Геракла и Антея, он получил от королевы Марии ди Франча, с помощью кардинала Бернардино Спада, заказ на полотно «Смерть Дидоны», который в итоге был приобретен не королевой, а самим кардиналом. «На полотне изображена отвергнутая любовница, которая, раскинувшись на костре, пронзает себя кинжалом и огромным усилием удерживается на руках, чтобы не упасть в костер; на полотне также изображены сестра Дидоны Анна и несколько удрученных и взволнованных фрейлин, куртизанок и стражей на фоне порта Карфагена, парусов уплывающих кораблей Энея, толпы, собравшейся на берегу, и фигурки улетающего прочь амура; это была бы безупречная композиция, если бы не фигура молодого человека, одетого как испанец, который указывает рукой на Дидону и кажется застывшим».

Отсутствие правдоподобия в изображении этого персонажа, который, лицезрея столь драматичную сцену, кажется совершенно равнодушным к происходящему, является существенным недостатком картины, на который указывает Кальви. Однако, отмечает критик, «в оправдание» художника можно сказать, что, согласно источникам, данная картина создавалась Гверчино как пример для своих учеников в том, что касается распределения цветов. Биограф Марангони называет картину «карикатурой на Гверчино, лишенной какого-либо чувства композиции и изображающей фигуры, которые кажутся невесомыми и висящими в воздухе – бессмысленное и пустое протягивание рук, небрежно нарисованные и освещенные одеяния, отсутствие изобразительной и цветовой убедительности, мелочная и незрелая увлеченность изображением украшений, вышивок и самых неважных деталей, что станет одной из излюбленных и «неудачных» привычек последнего периода творчества художника».

В 1633 г., когда Гверчино исполнилось 42 года, друзья пытались убедить его жениться, однако безрезультатно: Гверчино был чрезвычайно увлечен своей работой и намеревался остаться на протяжении всей жизни «свободным и без обязательств». Он вновь отклонил предложение переехать в Великобританию, а также весьма лестное предложение о работе французского короля Людовика XIII.

Подобно своей убежденности остаться холостым и жить в Италии, Гверчино в этот период творчества пришел к некоторым несокрушимым принципам и в том, что касалось его искусства: «художник из Ченто работал над тем, чтобы сделать свой рисунок, сила и энергия которого восхищала многих современников, более сдержанным и сбалансированным, и этот выбор был продиктован осознанным желанием автора, а не поспешностью или равнодушием; с течением времени, приобретя мудрость и опыт, художник, не изменяя своего стиля, стал несколько более сдержанным и правдивым в цветах, приблизившись, таким образом, к подлинному изображению красоты и простоты окружающего мира».

Из слов Кальви становится понятна приверженность данного критика к академизму и его любовь к «простоте в изображении природы», которая рождает вечный идеал красоты. На самом деле моделью для Гверчино служила живопись Гвидо Рени, а его целью были заказчики последнего: действительно, после смерти Рени 8 августа 1642 г. Гверчино переехал в Болонью, больше «не страшась соперничества столь выдающегося и почитаемого мастера».

Гвидо Рени оставил неоконченным большое полотно, посвященное Сан-Бруно и заказанное болонским картезианским монастырем. Гверчино отклонил просьбу закончить картину, предложив заказчикам полотно полностью своей кисти. Так, в 1647 г. художник нарисовал «Видение Сан-Бруно», «одно из самых эмоционально сильных алтарных изображений последнего периода творчества Гверчино», где Святому в пустыне предстает видение Девы Марии с младенцем, в то время, как его товарищ, сидящий рядом, погружен в чтение книги: воспетое за «силу и естественность цвета», лицо Святого «наполнено настоящим чувством и выжжено на солнце, в то время, как лица Младенца и Девы Марии выполнены в свежих и мягких тонах».

Согласно другим источникам, на картине изображены «красивые лица и красивые тела, которые двигаются плавно и грациозно и облачены в прекрасные одеяния. Резкая игра света и тени, которая свойственна ранним произведениям Гверчино и которая обычно ставится ему в укор, не потревожит здесь взгляд местных добропорядочных прихожан, привыкших к медовым краскам Гвидо Рени».

Несмотря на то, что фигура Святого превосходит своей художественной выразительностью всех остальных персонажей, «одежда Сан-Бруно нарисована без определенного ритма и стиля, и, что еще хуже, входит в противоречие и плохо сочетается со всеми остальными частями картины. Здесь, как и в других последующих работах Гверчино, перед нами предстают два отдельных изображения, которые искусственно связаны друг с другом сюжетом, но с точки зрения живописи не имеют ничего общего и портят друг друга».

В 1649 г. умер брат художника, Паоло Антонио, и Франческо I д’Эсте, герцог Моденский, пригласил Гверчино в свой дворец в городе Сассуоло, где живописец смог отдохнуть и оправиться от столь тяжелого удара. В квартиру-студию Гверчино в Болонье переселились сестра Лучия и зять Эрколе Дженнари, который так же, как некогда брат живописца, стал помогать Гверчино в его делах. Сам Гверчино не только работал над многочисленными заказами, но и преподавал в живописной школе, размещенной в его студии, и являлся одним из четырех директоров (вместе с Франческо Альбани, Алессандро Тиарини и Микеле Дезублео) школы обнаженной натуры, основанной графом Этторе Гизильери.

В 1661 г. Гверчино оправился от случившегося с ним инфаркта и продолжил работать, однако, судя по данным Книги расчетов, в гораздо менее интенсивной манере. «11 декабря 1666 г. художник снова заболел, неизлечимой болезнью, и 22 числа окончил свой жизненный путь, смиренно отдав душу Богу». Акт смерти был составлен в болонской церкви Сан-Сальваторе и имеет следующее содержание: «24 декабря 1666 г. Господин Джованни Франческо Барбьери, знаменитый художник, благочестивый верующий 74 лет, после совершения таинства Покаяния, отдал душу Богу. Тело художника, после торжественных похорон, было погребено на кладбище нашей церкви».
Смерть Дидоны, Рим, Галерея Спада, 1631 г.
Видение Сан-Бруно, Болонская художественная галерея, 1647 г.