Забронировать

Первый Способ

Искусствовед Кальви первым отметил то, что произведения молодого Гверчино очень далеки от творчества художников-маньеристов «старого стиля» таких, как Прокаччини, Фонтана, Самаккини, которые, «стремясь изменить сам предмет изображения, нередко его портили и деформировали», в то время, как Гверчино, уже в своих первых произведениях, «весь пропитан реальной сущностью предметов и, не боясь грубости и простоты изображаемого, трепетно воспроизводит каждую его подробность; свет на полотнах Гверчино льется свысока и превращает пространство картины в большое светлое пятно, на фоне которого стройно выступают фигуры, кажущиеся скорее созданными игрой света и тени, чем нарисованными; со временем эта любовь к изображению вещей в их подлинном виде превратила Гверчино в такого искусного мастера линии и цвета, что о художнике заговорили как о втором Караваджо и заслуженно признали в нем талантивого живописца».

Другой критик, Ланци, описывает полотна молодого Гверчино как «полные тяжелых теней и яркого света, плохо продуманные в том, что касается вырисовки лиц и контуров; человеческие тела здесь имеют желтоватый оттенок, в то время, как остальные предметы окрашены в более яркие тона».

Многие критики сравнивают манеру Гверчино с манерой Караваджо, что, несомненно, справедливо в том, что касается изобразительной «правдивости» обоих художников, но ошибочно, если речь идет об использовании световых контрастов: Караваджо использует свет для создания самих фигур, в то время, как для Гверчино свет является всего-навсего источником световых эффектов. Светотени и световому пятну Гверчино чужды «пластические задумки» Караваджо: подобный выбор художника из Ченто делает его манеру очень далекой, если не противоположной Караваджо». Свет у Гверчино «никогда не раскрывает действительность, которая на полотнах Караваджо сурова и драматича».

В 1612 г. из Болоньи в Ченто приехал будущий управляющий монастырем Святого Духа каноник Антонио Мирандола, страстный поклонник искусства, который стал покровителем молодого Гверчино и познакомил его с карандашными рисунками ученика братьев Каррачи Пьетро Фаччини (1562-1602), во многом вдохновившего молодого живописца. Кроме того, Антонио Мирандола помог Гверчино получить его первые заказы: картину «Два ангела с саваном» и «Сан-Карло Борромео» для церкви Санта-Мария-Аддолората ок. 1612 г., фрески «Бог-отец» и «Благовещение»для церкви Святого духа в 1613 г., три алтарных изображения для приходской церкви Ренаццо в Ченто, картину «Мадонна на троне со Святыми Франческо, Антонием Великим и Бово» и «Чудо Святого Карла Борромео». Критики Сканнелли и Кальви отмечают, что особенно в последнем из вышеназванных произведений «наш Джованни Франческо во всем следует манере Лодовико Карраччи». Еще одной моделью для молодого художника в плане изображения света и семейной атмосфреры на полотнах стала алтарная картина «Рождение Богоматери» кисти Лавинии Фонтана 1590 г., которая в то время находилась в болонской церкви Сан-Бьяджо и которую Гверчино мог хорошо знать.

На фресках дома Провенцале (1614 г.) «все более очевидно влияние, которое на Гверчино оказывали произведения Лодовико Карраччи, т.к. многие элементы данных фресок копируют знаменитые работы Карраччи в доме Фави в Болонье». Отдельного внимания, однако, заслуживают пейзажи дома Паннини (1615-1617), где Гверчино демонстрирует огромную творческую самостоятельность и свободу от канонов художественных школ. В цикле фресок дома Провенцале сложно не заметить любовь к изображению природы и сцен деревенской жизни, свойственную Гверчино и хорошо проявившуюся в стройности и простоте таких сюжетов, как «Жатва», «Дорога Ченто», «Дети, играющие перед церковью Сан-Бьяджо в Ченто», «Лошадь», «Пейзаж с бельем на солнце». Эти простые сюжеты приобретают более замысловатые формы в «необыкновенном» «Лунном пейзаже с каретой из Стокгольма» и в «пленительном» «Пейзаже с купающимися женщинами из Ротердама». Несомненно то, что подобный успех в изображении сельской местности не мог быть случайным. По словам Пассери, рисуя пейзажи, Гверчино «вызывал в своем воображении просторные поля и поселки его родной земли, где он прожил не один год».

Для каноника Мирандола Гверчино создал в 1615 г. цикл картин «Четыре Евангелиста», хранящийся в Дрезденской художественной галерее. Три из четырех вышеупомянутых полотен были замечены архиепископом Алессандро Людовизи, будущим Папой Римским Григорием XV, коронованным 9 февраля 1621 г. Людовизи захотел встретиться с художником и, предварительно посоветовавшись с Лодовико Карраччи, приобрел полотна за небольшую сумму 25 скудо каждое. 25 октября 1617 г. Лодовико Карраччи написал Ферранте Карли из Пармы, превознося талант Гверчино и определяя его как «автора прекрасных рисунков и замечательного мастера цвета. Это настоящий природный талант, чьи произведения поражают. Что скажешь, по сранению с ним его предшественники кажутся глупцами».

Слава Гверчино росла, и в 1617 г. художник решил основать школу живописи в Ченто: его друг, Бартоломео Фаббри, дал ему в распоряжение две комнаты, куда стало стекаться «из Болоньи, Феррары, Модены, Римини, Реджо и даже из Франции огромное количество молодых художников. [ ... ] Из 23 учеников, которые посещали школу в этот первый период, не было ни одного, кто мог бы назвать себя менее любимым, чем его товарищи [ ... ] Гостями и завсегдатыми школы в Ченто были маркизы Энцио и Корнелио Бентивольо». Школа Гверчино стала знаменитой Академией рисунка с натуры, которая пользовалась огромным успехом, пока Гверчино жил в Ченто и рисовал «натуры угольным карандашом, на бледной крашеной бумаге и делал это с большой легкостью, виртуозно вырисовывая фигуры на фоне светового пятна, в котором играли свет и тени, с помощью бликов мела или белил».

В 1618 г., по совету Мирандолы и взяв с собой коллекцию своих рисунков, Гверчино отправился в Венецию вместе с Пьетро Мартире Педерцани, каноником из города Ченто, который познакомил Джованни с известным живописцем Якопо Пальма младшим. Считается, что венецианский художник был восхищен работами Гверчино и сказал, что «этот «новичок» знает больше, чем я сам», а затем провел Гверчино по всей Венеции, показывая ему картины лучших авторов.

Знакомство с последними представителями венецианской школы – Тицианом и Якопо Бассано в особенности – окончательно утвердило Гверчино в его «служении» цвету, которое особенно ярко проявилось в картине 1620 г. «Возведение в сан Святого Гильома Желонского», созданной для болонской церкви Святого Григория и сейчас хранящейся в Болонской художественной галерее. На этом полотне «каждая деталь имеет значительный и величественный характер, цвета не могли бы быть лучше распределены, и то, что носит имя «игры света и тени» воплощено здесь самым прекрасным образом. На нежной глади полотна выделяются отдельные вспышки цвета, и несколько хорошо расположенных темных пятен придают рисунку восхитительную силу и объем». Марангони считает это произведение Гверчино шедевром художника благодаря «теплой атмосфере, разлитой здесь словно светящиеся золотые волны, которые окутывают и пронизывают все предметы, делая воздушными тяжелые тени и создавая уникальные световые эффекты, характерные для одного из самых великих и оригинальных мастеров света».

Отличительной чертой этого и последующих произведений Гверчино является композиция, чьи главные оси образуют ромб, в котором сосредоточен центр изображения: в картине «Возведение в сан Святого Гильома Желонского» вершинами ромба являются головы Богоматери, епископа, монаха и колено Святого – решение, которое придает динамичность композиции, противопоставляя изображаемое «холодной неподвижности прямоугольной формы полотна».

Подобную композицию можно встретить и в картине «Святой Франциск в экстазе со Святым Бенедиктом и ангелом», созданной для церкви Святого Петра в Ченто, сейчас хранящейся в Лувре, где к ромбообразной композиции добавляется «спиралевидное» тело Святого Франциска, «похожее на змею, которая околдована музыкой ангела». Этот «необыкновенный прием», который можно встретить во многих произведениях Гверчино, пользовался огромным успехом в XVIII в.: Джузеппе Мария Креспи воспроизвел вышеописанную картину на фоне своего Автопортрета, хранящегося в Музее Вадсворт в Хартфорде.

  • • Гверчино
  • • Первый период творчества
  • • Гверчино в Риме (1621-1623)
  • • Второй период творчества
  • • Возвращение в Ченто
  • • Третий период творчества
Жатва, ок. 1617 г., Ченто, Городская художественная галерея
Лунный пейзаж, 1616 г.
Пейзаж с купающимися женщинами, ок. 1618 г.
Возведение в сан Святого Гильома, 1620 г.
Святой Франциск в экстазе со Святым Бенедиктом и ангелом